Настоящие «Маугли» вырастают не в джунглях, а в домашней клетке

Share Button

(практика социальной изоляции в современном Китае)

Автор – к.с.н. Росляков А.Б.

Одним из приемов, с которого обычно начинают знакомство с обществознанием, является рассказывание историй о «детях-маугли» – тех, кто в силу тех или иных обстоятельств оказался исключенным из процесса социализации. Ясно, что образ Маугли, который рисует Редьярд Киплинг в «Книге джунглей» невообразимо далек от реальности. Если ребенок оказывается один на один с хищниками, понятно, что он вряд ли сможет выжить: его просто съедят. В науке «детей-маугли» называют феральными (от лат. ferum – «дикий»). В реальности эти случаи не так просты, как о них принято считать.

Вэй Юнь

Случаи ферального развития нередко приводят в качестве примера того, сколь много значит общество для становления человека. Нужно понимать, что «становление человека» определяется, в том числе, процессами социализации и интериоризации: возействием агентов социализации и реакцией индивида на предлагаемые ему способы достижения целей, нормативные образцы, идеалы и ценности. Сам процесс воспитания может иметь нормативный характер, а может и не иметь. И все, что есть в социальном мире, – неравенство, унижение, забота, любовь и пр., с избытком присутствует именно в разных нормативных типах социализации, и, нередко, внутри одного и того же «общества».

На самом деле, науке известно не так много примеров полной изоляции от других людей, а те, что мы знаем – очень спорны как основа для получения более конкретных выводов. Примером может служить «случай Джини» – девочки из Калифорнии, научная дискуссия вокруг которого обстоятельнейшим образом разобрана здесь.

Как это не прискорбно, но значительная часть тех, кто оказался исключенным из процесса социализации, были выдворены именно из процесса нормативной социализации, оказались лишены должного воспитания или ухода по вине своих родителей, кровных или приемных, а не из-за нападений зверей, катастроф или иных превратностей судьбы, которые обычно эффектны в литературе или кино.

Вэй Юнь с матерью

Отношение к детям, страдающим с рождения теми или иными заболеваниями (прежде всего, психическими), нередко регулируется специальными нормами. Иными словами, в некоторых «сенсационных случаях» проявлений феральности, мы сталкиваемся с примерами принудительного воздействия социального окружения в отношении тех детей, которые по тем или иным причинам не поддаются нормативной социализации. Только в одних случаях семьи располагают ресурсами и культурой, чтобы приблизить социализацию таких детей к нормативной, а в других – нет, и там она проходит по иным шаблонам, которые могут вести к их полной изоляции от общества.

Один из типичных в этом отношении случаев произошел в Китае в южной провинции Гуаньси и, после того как был преподнесен в качестве сенсации в репортаже английской газеты «The Huffington Post» в марте 2012 года, стал известен во всем мире. «The Huffington Post», в свою очередь, основывалась на китайском новостном портале «Quirky China». В материалах газет описываются шокирующие подробности истории 23-летнего Вэй Юня из Гуанси. Его отец и приемная мать продержали ребенка в клетке более 20 лет. При этом клетку сделал его отец, а мать ухаживала за ребенком.

Источники сообщают, что когда Вэю было всего два года, он сильно обварился кипятком, оставшись без присмотра, и родители решили соорудить деревянную клетку, чтобы обезопасить его в те моменты, когда их не было дома. К двум годам он не говорил и не мог ходить, поэтому они решили, что Вэй – душевнобольной. Они подолгу работали и ухаживали за сыном, только когда были дома. По информации источников, в настоящий момент у Вэй Юня сохранились проблемы с речью, он не может стоять и ходить, но ползает.

Из репортажа совершенно непонятно, поведенческие отклонения, диагностируемые у Вэй Юня, являлись следствием именно его депривации (принудительного лишения), нахождения в одиночестве или следствием врожденных психических отклонений. Дело в том, что принудительная изоляция ребенка – одно из распространенных в сельской местности Китая действий в отношении психически больных детей. Изоляция при помощи деревянной клетки используется в тех случаях, когда родители не могут установить полноценное наблюдение за детьми с психическими отклонениями, которые способны причинить вред себе, либо другим, оставшись без присмотра. Поэтому часто деревянная клетка – единственный способ обезопасить ребенка, имеющего отклонения в развитии, при том темпе и характере жизни, которую ведут его родители. Обычай держать в деревянных клетках душевнобольных любого возраста очень распространен именно в сельском Китае, городская культура и, в частности, пресса противостоят ему, обращая внимание чиновников, врачей, всех жителей Китая на недопустимость подобного обращения.

Вэй Юнь с отцом

Широкую известность в Китае в последнее время получила трагическая история душевнобольн

ого Ван Дафена, которому сделали операцию на головном мозге после того, как он долгое время содержался в клетке из-за своего агрессивного поведения. Однако, лечение ему не помогло, и он закончил свою жизнь в своей деревянной клетке, умерев от голода через 20 дней после сме

рти своей матери, единственного человека, который ухаживал за ним.

В сельской местности северной провинции Хэбэй в клетках содержатся душевнобольные, которые могут представлять угрозу для односельчан. По данным Центра психического здоровья провинции Хэбэй, душевнобольных, которых запирают таким образом, в 2008 году насчитывалось приблизительно 100 тыс. человек (!) и 3000 из них обращались за помощью к государству, чтобы оно оказало содействие в их освобождении (по данным «Новой столичной газеты»/»Синь Цзин Бао» от 11 июля 2013 г.). Поэтому случай Вэй Юня – вовсе не уникальный.

Итак, в случае с Вэй Юнем, мы имеем дело с принудительной изоляцией от общества которая является обычной практикой в Китае в отношении душевнобольных. Причем, многие изолируются после проявлений болезни, которые могут начаться в любом возрасте. В случае с Вэй Юнем изоляция была осуществлена силами семьи. Однако, те, кто оказывается за решеткой в детстве, особенно раннем, подвергаются очень серьезному риску ошибки, способствующей ферализации ребенка. Именно поэтому, если не социализация, то содействие в социальной адаптации душевнобольных, должно оставаться под профессиональным медицинским контролем. Действия социального окружения должны быть направлены не на изоляюцию, а на включение душевнобольных в общество посредством развития социальных институтов, не оставляющих людей со своими проблемами «один на один». В противном случае угроза развития феральности, особенно в раннем детстве, будет увеличиваться. Общество должно быть «достроено» до такого состояния, когда оно будет способно максимально развивать и сохранять «человеческое» во всех людях – и в тех, о ком заботятся и – в тех, кто должен в силу обстоятельств проявить эту заботу.

Администрация портала www.znautvse.com благодарит сайт http://sinosfera.ru/ за помощь в подготовке материала и рекомендует для знакомства с подлинной жизнью современного китайского общества книгу Лю Сумея и Е.Н. Румянцева «Китай, каким я его знаю».

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *